Алексею Навальному нашли новое дело

Политик Алексей Навальный и его соратники Леонид Волков и Иван Жданов стали подозреваемыми по новому уголовному делу о создании НКО, посягающей на личность и права граждан. Это выяснилось из материалов дела о признании экстремистскими региональных штабов господина Навального, а также внесенных в реестр иностранных агентов Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) и Фонда защиты прав граждан (ФЗПГ). В четверг господин Волков объявил о роспуске всех штабов, часть которых продолжит работу «как самостоятельные общественно-политические движения». Справиться с сетевыми структурами власти будет сложнее, чем разгромить штабы, предполагает эксперт.

О ликвидации всех региональных штабов Алексея Навального их координатор Леонид Волков объявил утром 29 апреля. Переименование и реорганизацию этой сети, созданной в 2017 году в рамках кампании по выдвижению оппозиционера в президенты, он назвал бесполезной: «Сохранение ее работы в нынешнем виде невозможно: оно немедленно будет подведено под статью об экстремизме и повлечет за собой уголовные сроки для тех, кто работает в штабах, кто сотрудничает с ними, кто им помогает». Поэтому местных активистов отпускают «в свободное плавание».

Некоторые штабы не готовы к этому и закроются, но большинство продолжат работу как самостоятельные, независимые региональные общественно-политические движения во главе с сильными лидерами»,— пообещал господин Волков.

Позже в тот же день Мосгорсуд завершил предварительные заседания по иску прокуратуры о признании штабов господина Навального, ФБК и ФЗПГ экстремистскими организациями. Ведомство считает, что их целью было «создание условий» для изменения основ конституционного строя с использованием «сценария цветной революции». В рамках этого дела прокуратура 26 апреля приостановила деятельность штабов, а суд наложил запрет определенных действий на ФБК и ФЗПГ. Им нельзя размещать материалы в интернете, учреждать и пользоваться СМИ, организовывать публичные мероприятия, участвовать в выборах и использовать банковские вклады.

По существу дело будет рассматриваться 17 мая. В тот же день судья изучит ходатайство о допуске к процессу Алексея Навального, отбывающего наказание в колонии, и встречный иск адвокатов о незаконности засекречивания материалов дела.

Из-за присвоения части документов грифа «секретно» суд будет проходить в закрытом режиме, хотя адвокаты утверждают, что в них содержится всего лишь хроника административного и уголовного преследования сторонников оппозиционера.

Между тем, изучая незасекреченную часть дела, адвокаты обнаружили, что Главное следственное управление Следственного комитета еще 4 февраля возбудило дело по ст. 239 УК (создание НКО, посягающей на личность и права граждан), подозреваемыми по которому проходят Алексей Навальный и находящиеся за границей Леонид Волков и директор ФБК Иван Жданов. Представляющий интересы ФБК адвокат Иван Павлов уточнил, что оппозиционеров подозревают по ч. 2 ст. 239 УК (создание НКО, деятельность которых сопряжена с побуждением граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей или к совершению иных противоправных деяний), предполагающей наказание до трех лет лишения свободы. В пресс-службе СКР заявили “Ъ”, что пока не комментируют это дело.

Глава «Правозащиты Открытки» Анастасия Буракова пояснила “Ъ”, что ст. 239 чаще всего применяется против создателей «деструктивных религиозных сект», как, например, Церковь последнего завета (община Виссариона). Но и в политических целях ее используют не впервые, отмечает эксперт: «После протестов в Ингушетии против соглашения о границе с Чечней такую статью наравне с организацией массовых беспорядков вменяли, например, членам Ингушского комитета национального единства. В обосновании следствие указывало примерно те же аргументы: несогласованные протестные акции, даже если они носили исключительно мирный характер, автоматически трактуются как угроза жизни и здоровью».

При этом ст. 239 УК никак не коррелирует с признанием организации экстремистской, подчеркивает госпожа Буракова: «Это отдельный самостоятельный состав преступления. Тем не менее случаи совместного применения были в некоторых делах запрещенной в России организации «Свидетели Иеговы»». В данном же случае решение признать организации Алексея Навального экстремистскими связано с акциями протеста, считает госпожа Буракова: «Раньше это было умеренное давление и внимательное отслеживание деятельности команды Навального, а теперь по штабам и ФБК пошли буквально катком».

Политолог Павел Салин полагает, что, несмотря на фактическое уничтожение штабов, полностью ликвидировать созданную Алексеем Навальным структуру трудно, поскольку она на 70–80% информационная.

«На информационную составляющую можно только несколько повлиять, но нельзя запретить писать фамилию Навального»,— поясняет эксперт. Власть легко смогла разгромить штабы, так как они были вертикально интегрированы, а вот сетевым структурам, которые теперь будут создавать бывшие активисты, «противостоять гораздо сложнее», отмечает господин Салин: «Сейчас работа активистов будет заморожена на несколько месяцев, но точно не разрушена. Произойдет какая-то трансформация, и она оформится, думаю, к выборам в Госдуму».

По мнению политолога Глеба Кузнецова, штабы уже не будут работать в прежнем виде и можно говорить об исчезновении всероссийских структур Алексея Навального. При этом их лидеры показали, что бороться за своих людей не хотят, считает эксперт: «Они хотят бороться только за одного человека, вокруг которого все это построено. Остальные для них инструменты, которые перестали быть эффективными». Судьба же активистов теперь будет зависеть от них самих, добавляет господин Кузнецов: «Кто-то, возможно, вернется в легальную политику, кто-то забросит это навсегда. В принципе, если у человека есть опыт политической работы и уважение к закону — он из политики никуда не уйдет».

По материалам: kommersant.ru

admin
0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии