«Бокс — это такой вид спорта, в котором времени на раздумья всегда минимум»

Победив на выборах президента Международной ассоциации бокса (AIBA), генеральный секретарь Федерации бокса России Умар Кремлев стал третьим россиянином, возглавившим крупную федерацию по олимпийскому виду спорта. Должность руководителя AIBA досталась ему в самый сложный период в ее истории: в прошлом году переживающая глубокий административный и финансовый кризис организация была лишена признания Международного олимпийского комитета (МОК) и права проводить боксерский турнир на Олимпиаде в Токио. Умар Кремлев рассказал корреспонденту “Ъ” Алексею Доспехову, в чем видит основные проблемы федерации и какими способами будет добиваться их устранения.

— Как бы вы описали то состояние, в котором сейчас находится AIBA? Что за организация вам досталась? Насколько все плохо?

— Как очень печальное состояние. На конгрессе, в рамках которого состоялись выборы, был представлен финансовый отчет. Долги AIBA, согласно нему, составляют 9,9 млн швейцарских франков.

— Подождите, разные ресурсы приводили цифры от $16 млн до $20 млн. А это все-таки меньше…

— В финансовом отчете указана только сумма непосредственного, «прямого» долга AIBA. Со всем остальным предстоит разбираться.

— На скверном финансовом положении вы сделали акцент в своей предвыборной программе. Это так важно?

— Исправить его, закрыть долги — наша первоочередная задача. Она не связана с рекомендациями МОК. Просто без этого невозможно двигаться дальше — искать партнеров, заниматься реализацией телеправ, проводить реформы.

— За какой срок вы собираетесь закрыть тему долгов?

— Я для себя установил дедлайн — полгода. Хотя постараемся сделать все быстрее.

— Полгода — это на покрытие задолженности?

— Полгода — это на все, в том числе проведение реформ.

— Извините, но звучит как-то странно. Это же слишком короткий период.

— А мы уже с начала этой недели начали действовать, запустили программу. Учтите, что до выборов я возглавлял маркетинговую комиссию AIBA. Так что прекрасно знал, какие шаги нужно предпринимать… И вообще, бокс — это такой вид спорта, в котором времени на раздумья всегда минимум. Привыкаешь быстро думать. Я считаю, что менеджеры в AIBA должны этой особенности соответствовать.

— Какими будут первые шаги?

— Я уже сказал: приоритет — финансовая ситуация, долги. Выработаем схему, механизм их покрытия. Потом в планах связаться с национальными федерациями, узнать их позицию по разным вопросам. А в пятницу — уже заседание исполкома. До конца этой недели мы создадим Совет чемпионов, куда войдут олимпийские чемпионы, за ним — Совет ветеранов и Тренерский совет. Благодаря этому мы привлечем к работе спортсменов и тренеров. На следующей неделе планирую проводить по Zoom совещания с представителями континентальных федераций. Одновременно запускаем обучение судей — тоже удаленное, естественно. До конца декабря работа будет вестись беспрерывно, интенсивно и в нескольких направлениях.

— Перед выборами вы сказали, что рассчитываете за два года привлечь в AIBA инвестиции на сумму $50 млн. Откуда взялась эта цифра?

— Снова напомню, что я возглавлял комиссию по маркетингу, поэтому представляю потребности федерации. Во-первых, нужно закрывать долги. Во-вторых, оказывать помощь региональным и национальным федерациям — инвентарем, образовательными программами, созданием сайтов, наполнением соцсетей. В общем, речь о существенном повышении уровня администрирования.

— Говоря про то, откуда взялась сумма, я имел в виду и источники поступления денег…

— Мы уже начали связываться с потенциальными партнерами, обсуждать будущее сотрудничество. Пока я не могу назвать эти компании, но, думаю, в январе-феврале мы начнем публичное подписание контрактов. Все будет прозрачно. Все наши действия будут публичными — в том числе ежемесячные отчеты о расходовании средств.

— О каком количестве компаний идет речь? И что это за компании?

— Это международные компании. Претендентов на сотрудничество несколько. Я полагаю, мы выберем двух-трех сильных партнеров.

— Какая вторая по приоритетности задача после финансовой?

— Взаимоотношения с национальными федерациями. Они обязаны сразу почувствовать, что AIBA поворачивается к ним лицом. Моя задача — разработать для каждой страны программу по превращению бокса если не в главный, то, по крайней мере, один из главных для нее видов спорта. Конкуренция должна расти. Конкуренция повышает зрелищность, а она нам необходима, чтобы привлекать зрителей, телевидение. Соревнования должны быть интересно организованы, не так, что просто ринг поставили — и вперед, а так, как, например, мы провели в Оренбурге чемпионат России. Ажиотаж был огромный, на полуфиналы и финалы раскуплены все билеты. Жаль, что были ограничения по допуску — 50% от вместимости трибун…

— Вам не кажется, что существование профессионального бокса с его звездами автоматически создает потолок, что ли, для востребованности бокса олимпийского?

— Те реформы, которые мы проведем, поднимут привлекательность олимпийского бокса. Он же основа основ, школа. Это всегда интересно. А AIBA — та организация, которая воспитывает боксеров, с колоссальной историей. Я поэтому и хочу за нее биться, снова сделать великой. Поэтому не сомневаюсь, что у нее есть будущее. Да многие единоборства хотят быть рядом с боксом, но он остается вне досягаемости.

— То есть, скажем, в угрозу со стороны смешанных единоборств вы не верите? Разве она не выглядит серьезной?

— Да вы что?! Ну получат они на YouTube-канале 2 млн просмотров. Да пусть 22 млн — бокс все равно сотни миллионов смотрят.

— Сотни миллионов — это вы говорите о профессиональном боксе…

— Хорошо, посмотрите телеаудиторию чемпионата России в Оренбурге — более 12 млн человек. Я же говорю: нужен интересный формат — тогда зрители будут. Мы забываем иногда, что есть не только спортсмены и тренеры, но и болельщики, что они — важнейший элемент для вида. А болельщикам нужна интрига. От них зависит в том числе объем спонсорства и темпы развития. Все это связано, это такой круг, и мы его обязаны соединить, чтобы все крутилось. Необходим сильный толчок.

— Эксперименты, касающиеся правил боев, судейства, которых в свежей истории олимпийского бокса было предостаточно, вы продолжать не собираетесь?

— Не собираюсь. Все эти вечные изменения — то в шлемах драться, то без шлемов, то перчатки тяжелее, то легче — они, на мой взгляд, только вредили боксу. Кардинально ничего менять нельзя. И решение можно принимать исключительно совместно с национальными федерациями, слушать каждого. Мы поэтому и создаем Совет чемпионов, Совет ветеранов. Слушайте, эти люди всю свою жизнь посвятили боксу. Они лучше других знают, как сделать так, чтобы бои были зрелищнее, могут подсказать, как развивать его. В общем, AIBA должна стать боксерским домом, всех объединить.

— Профессионалов на Олимпийские игры надо, по-вашему, допускать?

— По этому поводу мы, думаю, проведем общее совещание с участием всех национальных федераций. От их мнения зависит и мое личное.

— Проблема судейства по-прежнему актуальна для федерации?

— Я уже сказал: в ближайшие месяцы мы запускаем обучение по континентам, после него будем организовывать общие программы. Это большая работа.

— Выступая на конгрессе перед выборами, вы в числе проблем AIBA упомянули и коррупцию. Она существует в федерации?

— Она существовала. Я об этом не хочу говорить. Могу только заверить, что при мне коррупции не будет. Наша задача — сделать из AIBA самую чистую, честную и прозрачную организацию, лучшую среди спортивных федераций. Если я этого не добьюсь, мне будет стыдно смотреть в глаза тем людям, которые оказали мне доверие. С Федерацией бокса России все, кстати, получилось. Надо жизнь прожить так, чтобы не было стыдно!

— Насколько у вас плотные контакты с Международным олимпийским комитетом? Как в МОК оценивают происходящее?

— А вот что они могут сейчас комментировать, оценивать? Они ждут реформ, реальных дел, потому что четыре года ничего не делалось. И я их понимаю. Я тоже за то, чтобы от слов перейти к делам.

— Но вы общались с Ненадом Лаловичем, главой комиссии МОК по восстановлению AIBA, или кем-то еще, кто курирует процесс?

— Пока нет. Учтите, что я только что вступил в должность… Но мы, безусловно, будем контактировать c МОК. Надо, чтобы реформы устроили всех.

— В прошлом году, когда МОК лишал AIBA признания, комиссия Лаловича выпустила отчет, и в нем он, кажется, довольно скептически отзывался о возможностях руководителей федерации в «переходный период», в том числе ваших…

— Смотрите, какая была ситуация. Перед AIBA остро встал вопрос долга. Я отправил в МОК предложение закрыть его, поговорив с некоторыми партнерами, готовыми помочь. Но в МОК меня никто не знает. Они просто указали в отчете, что было предложение от такого-то и такого-то… Проблема в том, что я не мог указать, каким образом собираюсь закрывать долги, потому что просто не мог, не будучи президентом AIBA, утвердить механизм, решать за AIBA. Естественно, на этом все остановилось. Доклад Лаловича предложение зафиксировал, и никакого негатива в нем на самом деле не содержалось. Все расследование касалось прежнего руководства. Еще раз говорю: я абсолютно согласен с МОК в том, что реформы необходимы, что AIBA должна отвечать современным стандартам. Из-за того, что AIBA им не хотела соответствовать, ее и затоптали. Все это надоело.

— У вас очень небольшой — в реальности несколько лет — опыт работы спортивным функционером. Вы не боитесь, что из-за его дефицита с трудом будете ориентироваться в спортивной политике, приспосабливаться к ее тонкостям?

— Есть такое выражение: «Откуда у тебя столько врагов?» — «Да просто всегда говорю правду…» Нет, на самом деле я верю, что дела говорят о человеке лучше, чем слова, что их не спрячешь.

— Вы правда хотите построить в Лозанне, рядом со штаб-квартирой МОК Дом бокса?

— Конечно! С ареной на несколько тысяч зрителей… Пандемия сойдет на нет — и поеду решать вопрос. Выполнять задуманное без Дома бокса нельзя. Там должно проходить обучение тренеров, судей. Там эти процессы проще контролировать. Да в принципе в каждой континентальной федерации такую академию нужно создавать, в перспективе — в каждой стране, чтобы работала система развития бокса.

— У вас уже есть команда, с которой вы будете работать в AIBA?

— Да. Учтите, у меня в Федерации бокса России была шикарная команда. Она работала как часы.

— То есть все эти люди вместе с вами уйдут в международную федерацию?

— Почему все? Будет взаимодействие. Хорошие специалисты есть в Европе, Латинской Америке. В Африке я, когда работал главой маркетинговой комиссии, таких нашел. С вице-президентами нынешними можно продолжать работать… Необходимо лишь правильно ставить и формулировать цели, а еще личное общение. Только личное, прямое общение.

— Иными словами, никаких «чисток» в AIBA, несмотря на весь драматичный бэкграунд, вы не будете устраивать?!

— Мы в ближайшее время поговорим со всеми, кто в федерации работает. Если человек не хочет развиваться, то, извините, с ним нам не по пути. В федерации все должны быть бойцами.

— Все-таки какие у вас есть ощущения по поводу восстановления полноценного статуса AIBA?

— Ощущения простые: если мы выполним нашу программу, то не будет никаких причин не восстанавливать AIBA. А так все зависит от Международного олимпийского комитета. Если будут вопросы, мы будем их внимательно выслушивать и убирать. В конце концов мы восстановим взаимоотношения.

— Вы решились на участие в выборах вскоре после окончания процесса в Спортивном арбитражном суде, который должен вынести окончательное решение по спору Всемирного антидопингового агентства с РУСАДА и в принципе c Россией, в центре которого — прошлогодний пакет жесточайших санкций. В них включен и запрет российским представителям занимать высокие посты в международных спортивных структурах. Вы не опасались проблем из-за этого?

— А какие могут быть ко мне претензии? В Федерации бокса России не было никаких нарушений. Мы успешно проводили международные турниры, чемпионат мира, подписали соглашение с WADA. И в новую программу AIBA входит большой антидопинговый раздел. Мы обратимся в WADA, чтобы там помогли нам создать соответствующую систему. Мы планируем при AIBA совместно с WADA создать антидопинговую комиссию. На каждом континенте, а в дальнейшем в каждой стране будет антидопинговая комиссия. Мне кажется, что наши задачи совпадают с задачами WADA — все спортсмены должны быть «чистыми». Если кто-то будет нарушать, будем жестко наказывать.

По материалам: kommersant.ru

admin
0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии