Инвалид особо важных дел

Басманный райсуд столицы отправил в СИЗО следователя по особо важным делам отдела Следственного комитета РФ (СКР) по Троицкому и Новомосковскому административным округам Москвы Максима Митасова, обвиненного в организации поджога родного отдела в мае 2017 года. Изначально для тяжелобольного подполковника юстиции избрали меру пресечения в виде домашнего ареста. Однако коллеги предполагаемого поджигателя и прокуроры потребовали для него реального ареста, ссылаясь на общественную опасность преступления. Защита была категорически против, настаивая, что заключение под стражу ставит под угрозу не только здоровье, но и саму жизнь обвиняемого. Последний, кстати, вину признает частично — только в поджоге здания из-за конфликта с начальством, но утверждает, что уничтожать уголовные дела и противодействовать следствию и не думал.

Ходатайство следователей ГСУ СКР об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу для 39-летнего подполковника юстиции судья Евгения Николаева рассмотрела довольно быстро. Из-за пандемии коронавируса и введенных ограничений заседание проходило фактически в закрытом режиме, без публики и журналистов, а потому не было необходимости официально объявлять его таким, хотя оглашались документы, содержащие врачебную тайну и касавшиеся личности и состояния здоровья обвиняемого в организации умышленного уничтожения имущества и воспрепятствовании правосудию и производству предварительного расследования (ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 167, ч. 3 ст. 294 УК).

Ярослав Пакулин, один из адвокатов пока еще действующего и числящегося на больничном сотрудника СКР Митасова, пояснил “Ъ”, что основным доводом следствия для ареста его доверителя являлась общественная опасность совершенного преступления, которую полтора месяца назад якобы почему-то недооценил тот же Басманный суд.

Напомним, что в конце ноября 2020 года следователи СКР, тщательно отработав все телефонные соединения, задержали непосредственного исполнителя поджога в мае 2017 года здания отдела СКР по ТиНАО и посредника в совершении преступления — уроженцев Дагестана Риада Мамедова и Марата Зейдова. Оба они почти сразу признали свою вину, пояснив, что их нанял за 50 тыс. руб. следователь того же отдела Максим Митасов. Оказалось, что поджигатель был давно знаком с заказчиком — оба они учились в свое время в одном вузе, но на разных курсах. Подполковника Митасова вызвали на допрос в центральный аппарат СКР, но явился он только через день уже в сопровождении адвоката. На допросе следователь, на счету которого был не один десяток раскрытых преступлений как коррупционной, так и общеуголовной направленности, также признал свою вину в организации поджога из-за личного конфликта с начальством.

В частности, как уже сообщал “Ъ”, из-за того что руководитель заставлял подчиненного работать сверхурочно, несмотря на обострившуюся болезнь, угрожая при этом воспользоваться в любой момент лежавшим у него в сейфе рапортом об увольнении Максима Митасова без проставленной даты.

Однако вину в противодействии органам предварительного следствия следователь отрицал, настаивая, что уничтожать материалы, собранные его коллегами, он не собирался, а все сгоревшие уголовные дела были восстановлены и направлены в суд.

Кроме того, он хоть и признавал причинение ущерба зданию отдела СКР, но отмечал, что оно еще в 2014 году стояло в очереди на снос. А после пожара весь отдел благополучно переехал в новое помещение. При избрании меры пресечения в декабре защита ссылалась на плохое состояние здоровья господина Митасова, что и стало одним из главных оснований для того, чтобы отправить его под домашний арест. Апелляционная инстанция Мосгорсуда отменила это решение, отправив материалы на новое рассмотрение в Басманный суд в ином составе.

«Мы снова говорили о плохом самочувствии Максима Митасова, необходимости его лечения, что невозможно в условиях СИЗО, а также беспочвенности утверждений следствия о возможности скрыться»,— сообщил “Ъ” Ярослав Пакулин, отказавшись сообщить подробности со ссылкой на данную им подписку о неразглашении.

Он лишь уточнил, что решение об аресте будет обжаловано в апелляционной инстанции, так же как и постановление Мосгорсуда об отмене домашнего ареста — в кассационной.

Между тем информированные источники “Ъ” в силовых структурах поясняют, что еще в понедельник Максим Митасов был отправлен конвоем в столичный СИЗО-7 в Капотне, куда из-за коронавируса помещают на карантин всех впервые арестованных.

В последующем его могли бы отправить в СИЗО-4 «Медведь», где имеются камеры для бывших и действующих сотрудников правоохранительных органов, однако вместо этого он скорее всего окажется в медсанчасти «Матросской Тишины» или в нефрологическом отделении одной из столичных больниц.

Источники “Ъ” подтвердили слова защиты о плохом состоянии здоровья подполковника Митасова, уточнив, что его здоровье ухудшилось еще несколько лет назад на фоне прогрессировавшего сахарного диабета. Это в итоге, по их словам, привело к целому ряду других тяжких заболеваний сердечно-сосудистой системы и в итоге — даже к пересадке почки. Они уточнили, что подполковник уже имел инвалидность II группы и может получить вскоре I группу.

Кстати, на днях, явно еще до рассмотрения жалоб защиты, Басманному суду придется рассматривать новое ходатайство о продлении сроков ареста Максиму Митасову, так как срок как домашнего, так и реального ареста ограничен 30 января.

По материалам: kommersant.ru

admin
0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии