Новички подтвердили супертяжелую категорию

Два боя с участием недавних фронтменов первого тяжелого веса (до 90,7 кг), решивших покорить супертяжелую категорию, завершились их победами. Украинец Александр Усик в Лондоне победил по очкам британца Дерека Чисору, а россиянин Мурат Гассиев в Сочи уже в первом раунде нокаутировал албанца Нури Сефери. Впрочем, эти выигрыши рассказали о будущем двух звезд в новом дивизионе, кажется, не так уж и много.

Лондонский матч Александра Усика с Дереком Чисорой был главным событием этого боксерского уикенда и в принципе очень заметным событием. Усик — лучший боксер мира-2018 вне зависимости от весовой категории, боец, которого одно время сравнивали, говоря о природном таланте, с Роем Джонсом, Флойдом Мейуэзером и прочими признанными гениями,— востребованности не теряет. А его противником был не ноунейм вроде Чазза Уизерспуна (с него в прошлом году украинец, оставивший титул абсолютного чемпиона в первом тяжелом весе, начал восхождение в супертяжелом), а уважаемый, известный персонаж. Но, кажется, некоторые проблемы возникли с тем, как оценить итог этого боя.

То есть с формальной точки зрения все, конечно, просто. Александр Усик победил.

Он завоевал титул интерконтинентального чемпиона Всемирной боксерской организации (WBO) и сохранил статус официального претендента этой структуры, которым его наградили авансом. Глава промоутерской компании Matchroom Boxing, подписавшей Усика, Эдди Хирн никогда не скрывал, что видит в нем особенный актив — под чемпионские, самые кассовые бои. И теперь они, значит, близко-близко. Усик, собственно, дал понять, с кем хочет встретиться и чего хочет добиться, после боя. Встретиться хочет с Энтони Джошуа, британским королем супертяжелого веса, владельцем титулов Международной боксерской федерации (IBF), Всемирной боксерской ассоциации (WBA) и WBO, добиться — звания чемпиона абсолютного. Ничего иного сказать он, наверное, и не мог. Остался вопрос, насколько в реальности близок Александр Усик не к бою за чемпионский титул, а именно к титулу.

Это был тот случай, когда на свое мнение, похоже, имели право и оптимисты, и скептики. Те, кто восхищается Александром Усиком, для кого он всегда был эталоном «игрового» — от движения, от головы — бокса, могли удовлетворенно заметить: ну вот, все его фишки — уходы, уклоны, смены ритма — работали в противостоянии с классическим — мощным, могучим — и жутко матерым, дравшимся чуть ли не со всей элитой века супертяжем. Часто — просто грандиозно работали, так, что Чисора выглядел жалко. А еще Усик в седьмом раунде показал, что и для «танков» наподобие британца — с бычьей шеей, многократно проверенным бронебойными ударами подбородком — его удары опасны. Чисора ведь тогда явно «поплыл».

Те, кому переход Александра Усика в супертяжелую категорию казался шагом рискованным, обратят внимание на несколько куда менее приятных для него фактов. На то, что в начале боя, пока Чисора был свеж, Усик испытывал очевидный дискомфорт — мучился, переваривая попадания даже в защиту, кое-как выбирался из клинчей, и в эти минуты разница в весе в полтора с гаком десятка килограммов не в его в пользу просто резала глаз. На то, что при всей эффектности стиля украинца тотальное преимущество он принес ему в двух-трех раундах — в остальных Чисора как-то к нему приспосабливался. На то, что «поплывший» в седьмом раунде британец к девятому восстановился настолько, что сам слегка потряс оппонента. На то, что только на одной из судейских карт Усик выиграл с запасом — 117:112, на двух счет был минимальным — 115:113. Исход, иными словами, висел на волоске.

И все было бы нормально, если бы этот бой представлял собой кульминацию карьеры Александра Усика. Тогда он заслужил бы фанфары в свой адрес. Но ведь он был лишь промежуточным пунктом на пути к цели. А дальше, как ни крути, никуда не деться от соперников уровнем выше Дерека Чисоры. Они, если взять того же Энтони Джошуа, будут даже мощнее и атлетичнее Чисоры, не говоря уже о тактической и технической гибкости.

И в этом смысле лучшим из того, что сделал Александр Усик в этот вечер, стоило, пожалуй, считать балл, выставленный им себе за выступление,— три из десяти возможных. Балл, свидетельствовавший и о понимании Усиком реального расклада, и о стремлении добавить.

В случае с Муратом Гассиевым, который соперничал с Александром Усиком в июле 2018 года в финале World Boxing Super Series, а с тех пор на ринг не выходил (в основном из-за травм), все еще чуточку сложнее. Чтобы нокаутировать Нури Сефери, ему понадобилось полторы минуты с небольшим. И нокаут был красив: короткая комбинация, убойный прямой в голову.

Такая развязка в иных обстоятельствах, кстати, потянула бы на крайне лестную для Гассиева. Сефери никогда не входил хотя бы в ту почетную нишу, которой принадлежит Чисора,— обычная рабочая лошадка бокса. Но устойчивость всегда была его козырем. Его не могли свалить и хорошие, не обделенные панчерским даром бойцы вроде Марко Хука, Херби Хайда, Кшиштофа Гловацкого или Фирата Арслана. А Гассиев свалил первой же атакой.

Но обстоятельства ведь были специфическими. Нури Сефери стал вторым запасным вариантом для встречи с Гассиевым — после отказавшихся от боя Кевина Джонсона и Сефера Сефери, брата албанца,— и времени для подготовки имел минимум. А после поединка 43-летний боксер объявил о решении завершить карьеру, видимо, принятом заранее, еще до предложения насчет сочинского матча… В общем, вряд ли этот успех стал поводом кричать о неизбежном прорыве Гассиева, но по крайней мере он никак не намекнул на обратное.

По материалам: kommersant.ru

admin
0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии