Собес да любовь

8 июня в День социального работника президент России Владимир Путин встретился не только с социальными работниками, но и с их подопечными. То есть, отмечает специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников, как выразился руководитель одной из общественных организаций, «с нашими долголетами».

Владимир Путин по привычке, приобретенной за последние полтора года, встречался с соцработниками и их подшефными по видео-конференц-связи из Ново-Огарево. Это было удобно и для них: тоже не надо было никуда выезжать. А для пожилых людей все это важно.

Господин Путин напомнил, что создание системы социальной защиты начал Петр Первый (на него на первый взгляд не было похоже).

Денис Бельский из Калининградской области представлял центр «Добровольцы серебряного возраста» (действительно, есть и подневольные).

— Мы объединили,— поделился он,— более двух тысяч «серебряных» волонтеров. Все это было бы невозможно без наших замечательных «серебряных» добровольцев.

Но самую главную поддержку центр получает в рамках всероссийской программы «Молоды душой».

Названия организаций, на мой взгляд, оставляли желать лучшего, как и без конца повторявшееся слово «серебряные», которые члены коллективов употребляли по отношению к себе даже не задумываясь

— Это федеральная программа развития «серебряного» волонтерства,— продолжал Денис Бельский…— Программа уникальна тем, что позволяет открывать такие же региональные центры «серебряного» волонтерства, как наш, по всей стране: их на данный момент открыто уже 47! Программа позволяет не только поддержать работу некоммерческих организаций, центров «серебряного» волонтерства…

Мне казалось, что чем чаще называть себя «серебряным», тем более серебряным (а не золотым) ты и будешь, хотя понятна, конечно, деликатная поэтичность сравнения: не пожилой, а «серебряный», цвета благородной седины.

Впрочем, «серебряным» Денис Бельский, сам еще человек среднего возраста (наверное, бывший военный), тоже выглядел на фоне своей седины. Но бесконечное употребление этого слова словно сводило его на нет, да и всех, казалось, по отношению к кому его употребляют: это делалось машинально, потому что было удобно и, главное, не обидно же, не оскорбительно же. Значит, «серебряные» есть и будут. Но дело в том, что из-за этого бездумного многократного употребления и начинало обижать, даже меня. (А кто из нас не почувствует себя вдруг в какой-то момент «серебряным волонтером»? Иногда это называется «сбитый летчик»…)

Денис Бельский тем временем рассказывал, что программа «Молоды душой» «дает уникальную возможность людям старшего возраста как физическим лицам получить средства на реализацию своих общественных проектов, своих волонтерских инициатив».

— Дело все в том, что в конкурс «Росмолодежи»,— объяснял он,— они пойти не могут по понятным причинам (ибо молоды, как сами подчеркивают, лишь душой.— А. К.)! А в 60–70 лет не все готовы учреждать и открывать собственную некоммерческую организацию! А «Молоды душой» — это уникальная история!.. У нас ведь как думают: если человек пошел на пенсию, то его участь — это скамейка в ближайшем дворе, поликлиника, а в лучшем случае еще внуки и дача. А наш опыт и опыт программы «Молоды душой» показывает, что это не так, что люди хотят приносить пользу стране и территории, окружающим!

Он рассказал про людей, которые «нашли себя в серебряном добровольчестве» и стоят теперь за его спиной. «От себя лично,— настаивал Денис Бельский,— от всех «серебряных» волонтеров страны, Владимир Владимирович, очень просим вас поддержать работу программы «Молоды душой», потому что она дает уникальные возможности для людей старшего возраста открыть, реализовать свой потенциал, найти для себя новые возможности для самоактуализации!»

Каждое слово било прямо в цель. Мог ли Владимир Путин не поддержать программу, которая дает такие возможности для самоактуализации?

— Почему я прошу у вас поддержки? — не успокаивался Денис Бельский.— Потому что конкурс «Молоды душой» на данный момент обеспечивается только фондом «Память поколений»!..

— Очень важно чувствовать себя востребованным! — подтвердил Владимир Путин.— Это придает силы… Поэтому, безусловно, использовать опыт людей старших поколений, конечно, обязательно нужно, если тем более у них есть желание трудиться на этом благородном поприще!

Юлия Зимкина возглавляет клуб «Активное долголетие» в Московской области.

— Наши занятия бесплатные для наших, как мы их называем, долголетов! — звонко сказала она и повернулась назад, чтобы посмотреть лишний раз на четырех долголетов в трико и футболках, стоящих за ее спиной.

Она обратила внимание на основное:

— Мы рады, что они такие активные, что они живые!

И она снова сделала движение головой назад, словно бы это постоянно надо было проверять.

— Не хотят просто так сидеть дома и смотреть телевизор! — с удовлетворением констатировала она.

А для кого же тогда снимаются все эти ток-шоу?

Тут стало все-таки понятно, почему же она так беспокоится:

— Как показала в прошлом году пандемия, нам всем необходимо постоянно быть на связи.

И вот тут уж она была, конечно, стопроцентно права.

Александра Уницаева представляла Ульяновское региональное отделение Красного Креста. На ее фоне выступали три пожилые женщины с палками. Они, конечно, долго ждали этого часа (а точнее, его окончания), бесконечно репетировали и теперь занимались на виду у президента, мне казалось, без должного удовольствия. Кажется, просто сил не осталось еще и получать удовольствие.

Пока Владимир Путин и Александра Уницаева вспоминали историю Красного Креста, женщины отложили палки и начали работать руками. Между тем Александра Уницаева в это время языком заработала больше, чем кто бы то ни был: господин Путин напомнил всем губернаторам, что они должны содействовать Красному Кресту и выделять ему помещения.

За спиной Татьяны Кашиной из Вологодской области восемь пожилых женщин катали по ладоням шарики для улучшения мелкой моторики. Издали казалось, что пока говорила их руководительница, они пытались повлиять на президента какими-то слаженными таинственными пассами.

И вместе добились своего: Владимир Путин обещал открыть еще одно финансирование для ухода за пожилыми людьми.

Екатерина Ипатова из Центра социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов в Магадане без предисловий предложила наградить социальных работников госнаградами за работу во время пандемии. Господин Путин попытался объяснить ей, что любовь к социальным работникам люди страны и так носят в своих сердцах, и мне даже показалось, что, с его точки зрения, этой награды будет достаточно, особенно учитывая некоторую безапелляционность, с которой выступила Екатерина Ипатова.

Но господин Путин, вспомнив, что есть и орден Пирогова, и медаль Луки Крымского, удивившись, что они могут не распространяться на социальную сферу, обещал, если что, распространить.

Предгорный комплексный центр социального обслуживания населения в станице Ессентукская Ставропольского района приветствовал Владимира Путина надутыми четырьмя белыми шарами по краям и с желтым шаром в середине с белым стебельком, то есть ромашками. Елена Федорова, заведующая отделением центра, отчиталась президенту, настолько безукоризненно поставленным голосом, что он сам сравнил ее речь с выступлением на партсъезде (и не ЛДПР, конечно, а КПСС).

— Встречайтесь с нами! — наказала она ему.

Он поинтересовался, может ли кто-нибудь из людей с шарами конкретно рассказать, чем занимается.

— Конечно! — помявшись, произнесла Елена Федорова.— Оксана Юрьевна Игуменко!..

— Наш центр — базовый…— безжалостно начала та.

— Занимаемся профилактикой социального одиночества,— кажется, наконец-то догадавшись, чего от них хочет Владимир Путин, кивнула, перебив коллегу, которой дала было слово, Елена Федорова.— У нас 45 хуторов в отдалении… Выявили одиноких и одиноко проживающих, мотивировали их к социально полезной деятельности… Таких людей у нас 228 человек, которые объединены в 38 групп в количестве от трех до десяти человек.

Теперь вроде все было так.

— В законодательстве есть,— рассказала Анастасия Власова из Гатчины,— понятие «ребенок с ограниченными возможностями». Мы бы хотели предложить поменять суть этого понятия и впредь говорить о детях и людях «с дополнительными потребностями».

Предложение было по всем признакам безукоризненным.

На него Владимир Путин, впрочем, пока не отозвался.

— Благодарим, что вы слышите нас, социальных работников! — воскликнула Динара Таирова, руководитель городского клубного пространства «Мой социальный центр» в районе Марьина Роща Москвы.— Этому проекту через два года исполнится целых два года!

А через десять лет, значит, юбилей.

По материалам: kommersant.ru

admin
0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии