Владимир Путин принял вызов скорой

28 апреля президент России Владимир Путин в учрежденный им год назад День работника скорой помощи побывал на станции скорой помощи №4 города Пушкина, где узнал о таких тяготах этой службы, о каких, считает специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников, лучше бы, может, и не знать.

Виктор Руцкий, заведующий оперативным отделом станции, врач-реаниматолог, понятливо кивнул, приобняв президента за локоть на крыльце:

— Вот! Года еще не работаем… Нет, ну такого не было раньше!

— Да, хотели осмотреть образцово-показательную станцию скорой помощи,— честно признался Владимир Путин.

— Боксы с двух сторон… Чего только нет… Машина в снегу, поставили в бокс — и все хорошо!

Что-то в этом было для него невероятное.

— Область обслуживания населения — Пушкин, Павловск, все садоводства…— продолжал Виктор Руцкий.— В летнее время у нас население в два раза увеличивается…

— Шушары…— узнавал господин Путин места на карте во всю стену.

— Шуша-ары…— соглашался доктор.— И часть кольцевой дороги тоже обслуживаем… Склады, технические площадки… И что хочу отметить! Раньше это ведь были места такие… убийственные…

Владимир Путин тяжело кивнул.

— Московская трасса, Киевская трасса…— пояснил доктор.— А сейчас дороги построили — и почти перестали привозить!

Владимир Путин снова кивнул. Он, кажется, понял, что, может, не с той мыслью согласился было сгоряча.

— Это бальзам…— подтвердил он.

— По два-три раза выезжали на ДТП… А сейчас нет такого…

— Да, дорога-то узкая…— вспоминал президент.

— А трафик большой…— допереживал за него доктор.

Им пока было не до коронавируса. Но он был уж на пороге.

— Вот здесь у нас дезинфектор, Лина Андреевна Акеньшина, складывает наборы под костюмы…— перешли они в другую комнату.

Лина Акеньшина долго готовилась, конечно, к своему выступлению:

— Всего хватает…— заверила она.— Вот респираторы, очки, перчатки, бахилы! Также есть наборы, которые уже укомплектованы, заводские, мы раскладываем их по размерам для удобства сотрудников… Сейчас расход уже не очень большой, в среднем 30 наборов уходит…

— А раньше сотни уходили…— подчеркнул Виктор Руцкий.

— Когда я пришла сюда работать, 1 апреля 2020 года, до двухсот уходило…— согласилась Лина Акеньшина.

Владимир Путин хотел было уже выйти из кабинета, но тут из доктора посыпались подробности:

— Едем на вызов на ДТП, ничего вроде, все нормально, масочку надели… А оказывается, женщина болеет пневмонией! Поехала в магазин! COVID… Ну, нарушает режим! — рассказывал он со странным восторгом в голосе.

Казалось, мол, взяли все же таки ее, тепленькую, нарушившую режим.

В голосе этом была между тем и какая-то нежность к пациентам, и сочувствие, и сострадание, или вернее, как теперь кому-то понятнее, эмпатия… Все равно ведь выявили ее, и зачем было нарушать — и карантин, и правила дорожного движения?.. Но все будет хорошо, потому что они ведь уже приехали.

И правда ведь становилось на душе спокойнее, и ехать вообще никуда уже не хотелось, только, может, откуда-нибудь — сюда, на станцию №4, к доктору…

— Черепно-мозговая травма, переломы, а она…— сокрушался доктор, но в голосе его не слышалось упрека, нет…— Надо взять ее и нести, но теперь сначала нам надо надеть костюмы… А у нас есть!.. Резерв, пять штук в машине лежит!..

Я думал о том, что работа у этих людей и правда ведь непростая, да чего там — какая-то жуткая.

Жаль, он так и не сказал, что с той женщиной, но будем надеяться, что все хорошо или по крайней мере лучше.

— Вот я считаю, наша медицина…— аккуратно заметил доктор уже про другое.— Ну, я как посмотрю то, что творится, по телевизору… В Китае, Индии… Мы все-таки на уровне!..

Ему все же не следовало в одном таком ряду упоминать Китай и Индию, но, наверное, по телевизору упоминали, а значит, так и есть.

— У нас,— согласился президент,— хороший уровень подготовки, начиная с младшего, среднего, врачебного состава… Это первое. И второе — у нас есть поликлиническая сеть, чего в других странах нет!.. У них семейные врачи, это тоже хорошо, но такой сети нет.

— Да у них скорой-то такой нет! — вдруг взорвался доктор.— У них же парамедики!

— И у нас система оказалась более устойчивой и мобильной, и более гибкой к той ситуации, которая сложилась… И потом, мы же быстро отреагировали… Ну, относительно быстро…— все же поправился Владимир Путин.— И промышленность. Вы же сами сказали: не было ничего…

— Ну да, по минимуму… Масочек немного, перчаточек…— согласился Виктор Руцкий.

— Несколько месяцев прошло — все есть! — воскликнул президент.

— Да недели!..— с тем же восторгом в голосе поправил его доктор.

Владимир Путин не спорил и восторга вслух не выражал. Все в себе…

В следующей комнате медбрат-анестезист Михаил Антонов, хорошего сложения и с аккуратной, но все-таки немного вызывающей бородой, только что по всем признакам из барбершопа, рассказал президенту, как отрабатываются навыки обращения с больными. Здесь видно было куклу, оказавшуюся скорее ребенком, и макет взрослого человека в натуральную величину. Раздетые манекены лежали на столе и были предназначены прежде всего для студентов на практике. Хотелось пожелать студентам, в отличие от Владимира Путина, подольше задержаться в этой комнате. Ей-богу, спешить к живым людям им ни к чему.

— Есть такая ситуация, что врач должен обязательно ординатуру закончить трехлетнюю,— произнес Виктор Руцкий.— А в поликлинике может работать сразу после института. А у нас дефицит кадров. Нельзя ли сделать так… ну попробовать, чтобы врач, не заходя в ординатуру, сразу на скорой поработал бы?.. Потому что здесь такой практики можно нахвататься!.. Столько, что!..

Верилось без труда… Даже после одного, рядового для него примера с ковидным ДТП на дороге…

— Ординатура два года? — переспросил господин Путин.

— Ну да,— кивнул доктор.

Только что была три. На самом деле и правда два года. Но доктор и не спорил. Ему результат был нужен.

— У нас есть система… По-моему, с 2016 года мы ее ввели… Аккредитации. Когда само сообщество определяет,— рассказал российский президент,— возможности допуска к работе. А второе — с 2019 года я попросил и в медицине ввести практику наставничества для врачей, которые имеют пятилетний стаж… И сейчас это в 13 субъектах апробируем… Питер не входит…

— Но результат-то вы будете видеть,— поддержал Владимира Путина Виктор Руцкий.

— Результат-то будем видеть,— согласился президент.— И имея в виду два этих компонента, можно, наверное, перейти к тому, что вы сказали.

— Ну да…— согласился Виктор Руцкий.— Нет! Ну человек-то закончил, высшее образование имеет, и он может пока с наставником месяц-два хотя бы…

— Я проговорю с Минздравом…— пообещал господин Путин.

— У нас же волонтеры работали! — воскликнул доктор.— Вообще без медицинского образования!.. С учетом дефицита кадров…

На это сейчас, может, и не стоило напирать.

Но можно было понять. Для врачей на скорой все это имело смысл. И не зря он, конечно, просил.

— А вот Ольга! — представил господин Руцкий следующего участника мероприятия.— Наш замечательный диспетчер!.. Медсестра-анестезистка… Люди у нас профессионалы во всех ипостасях!..

Доктор уже не мог остановиться, и следовало его опять понять… Вот уже 20 минут, как Виктор Руцкий вышел в открытый космос. И последние несколько минут, судя по его виду, держал его под контролем.

Он вкратце описал работу диспетчера:

— Люди звонят, стресс… Кричат, шумят, ругаются… Матом… Ну это не для прессы!.. И вот они,— доктор показал на хрупкую девушку-диспетчера,— все это терпят!

— Хоть и ругаются,— поправил его господин Путин,— но ждут вас, как ангелов…

— Да, на эту тему…— согласился Виктор Руцкий.

Девушке за эти несколько минут удалось не сказать ни слова.

Напоследок Владимиру Путину показали мобильный кардиокомплекс.

— Космический корабль какой-то,— сказал и Владимир Путин.

Выйдя из кардиоавтомобиля, Виктор Руцкий совсем уже доверительно и в то же время интригующе обратился к президенту:

— Отдельное спасибо сказал бы вам, знаете за что?.. У меня пять внуков, двое детей…

Было за что благодарить.

— А, помощь…— понял господин Путин.

Тут выяснилось, что дело не только в 10 тыс. руб. на каждого ребенка, а и в том, что дочь уже квартиру купила в ипотеку…

— А когда есть квартира,— согласился Владимир Путин,— это уже совсем другая жизнь! База!.. База!

Он словно вызывал кого-то… Да, пора было ехать.

— Мы хотели сфотографироваться…— попросил доктор.

Все трое, включая медбрата из барбершопа, были уже здесь.

— Подходите поближе,— предложил им господин Путин.

— Мы можем и обнять,— предупредил Виктор Руцкий, но по некоторым признакам понял: все, наконец, перебор.

— Я вас поздравляю! — сказал им напоследок Владимир Путин.— Повторяю: вас ждут, как ангелов! Ваша главная цель — спасти человека! Нет ничего более благородного! С 1898 года… Неформально…

— Да, в Петербурге,— покровительственно кивнул доктор.

— Нет, в Москве,— не согласился господин Путин.

— Да, в Москве,— мгновенно добавил, почти перебил его доктор.

— И в прошлом году мы с учетом всех обстоятельств… этого COVID… довели праздник до официального. Поздравляю! Это абсолютно справедливо,— подтвердил Владимир Путин.

— А некоторые обижаются! — вдруг заявил, все-таки не удержавшись, Виктор Руцкий.

— Почему это? — удивился президент.

— Ну вот человек умер,— разъяснил доктор очевидную для него мысль.— Успокоился, все. Впереди благодать. Вдруг бац — током ударили 5 тыс. Вольт!.. И все, в шесть утра опять вставать, к девяти на работу!.. Так что тут…

— Поздравляю вас еще раз,— недоуменно ответил Владимир Путин.

Не понял шутки реаниматологов.

По материалам: kommersant.ru

admin
0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии