Сенаторы ищут выход из клетки

Комитет Совета федерации по конституционному законодательству и госстроительству решил обратиться в Госдуму с просьбой рассмотреть в приоритетном порядке законопроект о запрете держать подсудимых в ограждающих конструкциях — клетках и «аквариумах». Инициатива была внесена в Думу еще в 2018 году, но ее раскритиковало правительство, указав, что, по подсчетам МВД, для отказа от клеток нужно дополнительно взять на работу 30 тыс. конвойных. Сенаторы полагают, что судьи могут сами решать, помещать человека в клетку или нет, однако против этого, в свою очередь, выступает Верховный суд.

С инициативой отозвать законопроект из Думы для доработки выступила 2 марта сенатор Людмила Нарусова. На заседании комитета по конституционному законодательству и госстроительству она заявила, что если денег на демонтаж клеток нет, то их можно оставить, но сажать туда подсудимых только в крайних случаях — например, если речь идет об особо опасных преступниках и террористах. Такой позиции придерживается и уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова, добавила госпожа Нарусова.

Напомним, летом 2018 года спикер Совета федерации Валентина Матвиенко заявила (см. “Ъ” от 24 июля 2018 года), что помещать человека в клетку до вступления в силу приговора суда негуманно и недостойно. По ее мнению, подсудимые должны сидеть за столом рядом с адвокатом, «как в европейских судах». Спикера поддержал председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев, отметивший, что даже во времена СССР не было «ни клеток, ни стеклянных коробок». Госпожа Матвиенко попросила коллег разобраться с этим вопросом.

В ноябре того же года группа сенаторов во главе с председателем комитета по конституционному законодательству Андреем Клишасом внесла в Госдуму законопроект, дополняющий ст. 9 УПК («Уважение чести и достоинства личности») частью о запрете помещать подозреваемых, обвиняемых и подсудимых в конструкции, препятствующие общению с адвокатом.

В пояснительной записке авторы указывали, что речь идет как о клетках, так и об «аквариумах», и напоминали, что с 2014 года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) последовательно придерживается позиции о недопустимости содержания людей в таких условиях: оно «объективно унизительно» и нарушает ст. 3 Европейской конвенции.

Дополнительных финансовых расходов поправки не потребуют, уверяли сенаторы.

Спустя почти год, в сентябре 2019 года правительство подготовило отзыв на эту инициативу (см. “Ъ” от 1 октября 2019 года), признав ее «заслуживающей внимания», но требующей доработки в части обеспечения безопасности участников судебного процесса. Кроме того, в случае безусловного запрета на использование защитных кабин потребуется дополнительно принять на работу 30,5 тыс. конвойных, содержание которых будет обходиться бюджету в 21,5 млрд руб. ежегодно, подсчитали в МВД. Поэтому правительство предложило ввести запрет лишь на «необоснованное» помещение подсудимых в клетки, а также предусмотреть процедуру, согласно которой этот вопрос будет решать судья по ходатайству сторон при угрозе побега или безопасности. Андрей Клишас тогда пояснял, что авторы поддерживают все высказанные замечания и учтут их ко второму чтению проекта в Госдуме. Но пока документ не прошел даже первого чтения.

Во вторник в ответ на предложение Людмилы Нарусовой Андрей Клишас вновь повторил, что поправки, снимающие претензии правительства, можно внести ко второму чтению законопроекта:

Нужно или в самом законе прямо указать составы (по обвинению в которых подсудимый должен находиться в клетке.— “Ъ”), чего мы всегда избегаем, или «повесить» решение вопроса на судью, чего всячески пытаются избежать судьи, в том числе Верховный суд».

Кроме того, по словам сенатора, бюджетные расходы можно перенести на следующие периоды, а вступление закона в действие в полном объеме — на 2022 или 2023 годы.

«Мы можем освободить судей от необходимости решать, если пропишем в законе, что подсудимый находится рядом с адвокатом за исключением случаев, когда о помещении в клетку ходатайствует гособвинитель»,— предложила сенатор Елена Мизулина (за такой вариант фактически выступало правительство в своем отзыве). Господин Клишас парировал, что Верховный суд выступает против «любого участия судьи в принятии решения»: «Органы внутренних дел, исходя из внутренних регламентов, поместили человека в клетку, и судья не имеет к этому процессу никакого отношения. Далее идет анализ практики ЕСПЧ: кто несет ответственность за помещение человека в клетку?»

«Это еще и неграмотность нашего населения, потому что за все время только один человек начал защищать свои права,— вставила Людмила Нарусова.— ЕСПЧ присудил ему €7,5 тыс. Теперь ЕСПЧ нам тоже не указ…» Андрей Клишас в ответ попросил не превращать серьезный разговор в клоунаду: «ЕСПЧ нам указ по тем вопросам, по которым он компетентен. Что касается клеток, было больше 200 обращений.

Наши граждане вполне себе освоили этот механизм, и это был один из наших аргументов (при внесении законопроекта.— “Ъ”), потому что это вал дел: если он находился в клетке, то автоматически пишет в ЕСПЧ и получает свои €7,5 тыс.».

В итоге сенаторы решили направить в Госдуму обращение с просьбой рассмотреть законопроект в приоритетном порядке. Первый зампред думского комитета по госстроительству и законодательству Юрий Синельщиков (КПРФ) заверил “Ъ”, что как только обращение сенаторов поступит в профильный комитет или на имя спикера палаты Вячеслава Володина, совет Думы может принять соответствующее решение. «Скорее всего, наша фракция поддержит этот законопроект»,— добавил коммунист.

По материалам: kommersant.ru

admin
0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии